Эксперты об Арселоре: после национализации компании Миттала все только начнется

10
Эксперты-об-Арселоре:-после-национализации-компании-Миттала-все-только-начнется

Трагедия на шахте имени Костенко стала последней каплей, переполнившей чашу терпения казахстанского народа и, судя по всему, властей: предприятие, которое почти 30 лет принадлежало британскому миллиардеру Лакшми Митталу, решено национализировать. Пока не очень понятно на каких условиях, но, как отмечают опрошенные «Голосом народа» эксперты, вне зависимости от них, после национализации Казахстану необходимо будет многое сделать, чтобы шахтеры, наконец, почувствовали себя в безопасности.

Аварии на шахтах «АрселорМиттал Темиртау» с 1995 года по официальным данным унесли жизни уже  195 шахтеров. Причем последние три года смертельные ситуации возникают с завидной регулярностью.

Поэтому заявление Касым-Жомарта Токаева о том, что «Арселор» — это «худший инвестор в истории Казахстана» совсем не преувеличение.

И решение отобрать у британца с индийскими корнями казахстанские шахты в ведение государства было встречено многими казахстанцами с энтузиазмом.

Как у шахтеров отбирали их права

Но, как подчеркивает PhD по юриспруденции, ассоциированный профессор Maqsut Narikbayev University Муслим Хасенов, национализация должна стать лишь этапом в восстановлении прав шахтеров.

«Статус шахтера и горняка законодательно не определен. Ни в Трудовом кодексе, ни в Социальном кодексе нет особых гарантий работникам данных профессий. Есть общие нормы о работе во вредных и/или опасных условиях труда. Но нет специального статуса работников, занятых на подземных и горных работах», — говорит юрист.

Как уверен юрист, так быть не должно: шахтеры рискуют жизнью каждый день и заслуживают лучшего к себе отношения. И когда-то оно в Казахстане было: до 1997 года у шахтеров, горных рабочих, строителей шахт и прочих представителей особо опасных профессий было право выйти на пенсию через 20 — 25 лет стажа в зависимости от профессии, но вне зависимости от возраста.

Также на досрочную пенсию, при достаточном общем стаже и стаже по профессии из списка опасных могли рассчитывать мужчины с 50 лет и женщины с 45 лет.

Потом эти льготы отменили. Сейчас все, на что могут рассчитывать шахтеры и другие представители некоторых тяжелых профессий,  это пособие в 9,4 МРП по достижении 53 лет и при стаже работы не менее 20 лет, из них не менее 10 лет на указанных работах для мужчин и по достижении 48 лет и при стаже работы не менее 15 лет, из них не менее 7 лет 6 месяцев на указанных работах для женщин.

«На сегодняшние деньги это 30-32 тысячи. Мизер! Но и на него с каждым годом все меньше претендующих. Все потому, что одно из условий для получения пособия – наличие 15 – 20 лет стажа на 1 января 1998 года. Получается, что шахтеры, родившиеся после 1962 года, априори даже это пособие получить не смогут, даже если доживут до 53 лет», — объясняет Муслим Хасенов.

Как уверен юрист, пришла пора вернуть социальные нормы, действовавшие до 1997 года. А также наладить работу инспекции по труду и ужесточить контроль за работодателем.

«Конвенции МОТ гласят, что инспектора труда имеют право беспрепятственного прохода без предварительного уведомления и в любое время суток на любое предприятие, осуществлять любые проверки, контроль и расследования, которые они могут счесть необходимыми. А что у нас: мы увлеклись защитой бизнеса от чиновников, напрочь забыв о защите наиболее уязвимой части населения – наемных работников», — подчеркивает Муслим Хасенов.

Он также отмечает, что инспекторов труда в Казахстане меньше, чем рекомендовано нормами Международной организации труда и подчиняются они не напрямую минтруда и соцзащиты, а акиматам, что провоцирует некоторый конфликт интересов.

Это мы им разрешили зарабатывать миллион в день

Председатель Отраслевого профсоюза угольщиков «Казуглепроф» Марат Миргаязов подчеркивает: вопросы зарплаты крайне важны для каждого настоящего мужчины, а в шахтеры другие и не идут.

«У шахтеров должен быть хороший заработок, чтобы он пришел на работу, получил достойную плату и не думал о том, чтобы где-то как-то подзаработать на второй или даже третьей работе. Ведь все мы люди, нам надо семьи кормить, детей учить», — напоминает он.

В то же время Миргаязов подчеркивает: зарплата – это не единственная «боль» тех, кто каждый день спускается в шахту.

«Когда-то, когда мы работали в Советском Союзе, и шли в забой, зная, что есть ученые, которые все тщательно просчитывают и работают над повышением нашей безопасности. Сейчас же такого рода научных институтов в Казахстане нет. И в плане технологий мы отстали от всего мира. И это ведь очевидно: раз у нас происходят такие аварии, значит наши технологии устарели. И самое главное – наше оборудование устарело», — говорит глава отраслевого профсоюза.

Все эти дни он вместе со всеми разбирается в случившемся на месте и уверяет: позитивные сдвиги сложно не заметить. С шахтерами встречался Президент Казахстана, он внимательно выслушал все чаяния рабочих и их родных, чувствуется, что появилась политическая воля для решения накопившихся проблем.

Но, как прогнозирует Марат Миргаязов, просто в любом случае не будет: слишком много всего накопилось.

Глава профсоюза видел публикации СМИ о том, что управляющий «АМТ» зарабатывал более миллиона тенге в день: шахтеры в забое эту сумму зарабатывают месяца за два при хорошем раскладе.

Но, как не странно, винит он в этом не индийского топ-менеджера, а себя.

«На самом деле, конечно, я не знаю сколько точно получают топ-менеджеры «АрселорМиттала», но надо честно признать: если человек зарабатывал по миллиону тенге в день, то виноваты в этом все мы! Ведь это не они, а мы пишем законы, которым они должны подчиняться. Получается, такой у нас закон. Мы пытались договориться с компанией, что если сотрудник получает определенную сумму, то и генеральный директор должен получать эту сумму помноженную на определенный процент. У нас в то время не получилось. Но, конечно же, в перспективе, я уверен, зарплата шахтеров должна быть прописана в законодательстве. И любой инвестор должен эти требования соблюдать: нет у тебя денег на это – значит и не надо лезть в эту сферу», — итожит Марат Миргаязов.

Не все так однозначно…

Доктор экономических наук, кандидат в Президенты РК 2022 года Мейрам Кажыкен уверен: без сильных профсоюзов навести порядок на казахстанских предприятиях невозможно. Именно профсоюзные лидеры должны следить за тем, чтобы инспектора труда, экологи и прочие проверяющие беспрестанно и независимо проводили оценку условий труда шахтеров и других рабочих.

«Первое – что должен сделать Президент в сложившейся ситуации, это встретиться с профсоюзами без работодателей и других посредников. Ему много чего расскажут и дадут много идей. Потому что только Президент сможет выстроить работу профсоюзов, сделать из них не «карманные» организации, а реально действенную силу, способную решать проблемы трудящихся», — говорит Мейрам Кажыкен.

Он признается, что когда баллотировался на пост Главы Государства, собирался первый рабочий день посвятить именно такой встрече, чтобы узнать всю подноготную казахстанских заводов.

В то же время, экономист подчеркивает: пока рано ставить точку даже в истории с Лакшми Митталом.

«Чтобы провести национализацию предприятия, нужен закон. У нас этого закона сейчас нет. Во всяком случае – я о таком не слышал. И на каком основании сейчас государство собирается забирать Кармет – неизвестно. А вдруг Миттал уже все соки из производства выжал и ничего в него не вложил?  Поэтому необходим четкий закон, в котором будет прописаны все моменты, приведены формулы расчетов вкладов и компенсаций. Чтобы, если Миттал действительно не вкладывался в модернизацию, заплатил нашей стране адекватную компенсацию за свою деятельность», — говорит он.

В то же время в стране есть трехстороннее соглашение между правительством, профсоюзами и работодателями. И в этом документе все три стороны пообещали защищать права рабочих.

Кто нарушил договор? Точно ли только Миттал? Как уверен Мейрам Кажыкен, необходимо провести тщательное расследование роли профильных министерств в сложившейся ситуации. Что же касается топ-менеджеров «АрселорМиттал», то, как напоминает экономист, они живут по тем правилам, которые им устанавливает государство. И, прежде чем двигаться дальше, Казахстану крайне важно провести ревизию своих правил.

Напомним, на данный момент найдены тела 45 шахтеров, поиски последнего из оставшихся в забое после взрыва продолжаются.

28 октября на шахте имени Костенко в Караганде произошел взрыв газометана. На момент аварии в шахте находились 252 человека, на поверхность выведены 208 шахтеров.

Как сообщили в Генпрокуратуре РК, по факту возгорания на шахте имени Костенко в Карагандинской области, случившегося минувшей ночью, начато досудебное расследование по статье 277 часть 3 УК РК «Нарушение правил безопасности при ведении горных или строительных работ».

Глава государства поручил правительству прекратить инвестиционное сотрудничество с компанией «АрселорМитталТемиртау».

Компания «АрселорМиттал Темиртау» сделала официальное заявление. Там заверили, что не существует адекватной компенсации за понесенные потери на шахте имени Костенко.

Позже возглавивший «АрселорМиттал Темиртау» Вадим Басин сообщил, что на шахтах первым делом займутся повышением безопасности труда.