“Предлагали даже 35 тыс. сомов”. Почему секс-работницы не всегда используют презервативы

12
“Предлагали-даже-35-тыс-сомов”.-Почему-секс-работницы-не-всегда-используют-презервативы


52% половых партнеров секс-работниц в Бишкеке предлагают доплату за половой контакт без презерватива. Таковы данные биоповеденческого исследования, проведенного в 2023 году. Нежелание клиента – основная причина неиспользования презервативов. Это влияет на распространенность инфекций, передающихся половым путем, и ВИЧ в Кыргызстане. Ключевую роль в снижении распространения заболеваний играет профилактика. Между тем нарушение прав работников коммерческого секса ее затрудняет. Что об этом рассказывают сами секс-работницы и что думают эксперты?

“Бывает, соглашаемся, бывает, нет”

“Как я пришла к секс-работе? Жизнь заставила. Она очень тяжелая, работы нет, заработные платы в Бишкеке очень маленькие. Приходится выкручиваться”, – рассказала Агата (имя изменено).

По ее словам, принуждения к половому контакту без презерватива со стороны клиентов нет, однако те, кто просит об этом, есть. “Если клиент просит без презерватива, за это идет оплата сверху. Бывает, что соглашаемся, бывает, что нет“, – поделилась девушка. С теми мужчинами, которые заказывают услуги без защиты, как она призналась, нет возможности использовать и женский презерватив: “Это же все происходит при клиенте, и многие к этому относятся предвзято”.

Трудностей в работе, как далее рассказала Агата, очень много. “Приходят блогеры, приходит милиция, застают врасплох, снимают видео. Недавно у нас был случай, что пришли блогеры вместе с милицией и начали снимать лица, унижали, оскорбляли. Беспредел. Есть организации, которые проверяют наше здоровье: проводят тестирование на ВИЧ, водят нас к врачу, который проверяет нас на гонорею, на все…” – подчеркнула она.

“Тест показал ВИЧ”

“Я начала жить с парнем в 14 лет, и мать сказала, что, мол, лучше за это получать деньги. Тетка работала в сауне, и я туда пришла. 15 лет мне было. Потом я замуж вышла, работу эту бросила. Но когда умер мой новорожденный ребенок, я начала с горя пить, а на покупку алкоголя нужны же деньги. И вернулась к секс-работе…” – поделилась Елена (имя изменено).

Сейчас женщина живет с ВИЧ и принимает АРВ-терапию. “Когда узнала про статус? Честно, год не назову. Недавно. Два-три года назад. Было тестирование [среди ключевых групп] и меня выявили. В лаборатории ходила сдавать анализы, там диагноз подтвердили. Я не верила. Мама до сих пор не может принять, говорит: “Да нет у тебя ничего”. Вот так и живу, пью таблетки”, – рассказала она. Елена заверила, что на контакты без презерватива не соглашается даже с доплатой.

“Один предлагал 35 тыс. сомов”

Сабина (имя изменено) пять лет назад совершила гендерный переход. Она, как рассказала девушка, часто сталкивается с дискриминацией и даже не может обратиться в больницу, хотя у нее постоянно болит живот и есть подозрение на “внутренний разрыв”. Попадаются Сабине с коллегами и неадекватные клиенты, которые вызывают милицию, а участковые вымогают деньги за то, чтобы закрыть глаза на девушек и их занятие. Страдают секс-работницы и от хозяев квартир, которые снимают. Был случай, что, вычислив девушек, владелец жилья с друзьями их избил.

“Многие клиенты требуют без презерватива. Я не соглашаюсь, потому что боюсь за свое здоровье. Слышала от некоторых девочек, что они болеют и все еще работают. Из-за этого надо опасаться таких клиентов. И многие, получив отказ, уходят. Они предлагают даже, знаете, за один контакт без презерватива 20 тысяч. Например, недавно у меня был клиент, который приехал и предложил мне 35 тысяч за два контакта без презерватива”, – поделилась Сабина.

“Я сказала: “А если я больна, если ты заразишься, завтра что со мной будет? А что с тобой будет? А если ты болен, и вдруг я заражусь?” Когда я так ответила, он это по-своему понял, якобы я больная. Мол, не соглашаешься на контакт без презерватива, значит, ты болеешь. Я сказала: “Я проверяюсь (в организациях, занимающихся профилактикой ВИЧ. – Прим. Kaktus.media) и уверенно могу сказать, что не болею. Но хоть ты мне 100 тысяч заплатишь, без защиты я тебе не дам”. Как они это объясняют? Говорят: “Я привык с женой без презерватива заниматься”. Мол, я женатый, у меня есть дети, я не болен. Если бы был болен, то жена бы болела. И мы, по мнению таких клиентов, должны на слово поверить, мол, раз женаты, то они не больны, но это же не показатель”, – отметила Сабина.

По ее словам, некоторые такие клиенты, получившие отказ, приходят со справкой, что здоровы. “Один пришел на следующий день, принес какие-то бумажки из больницы. Мол, вот, я не болен, я чистый. И попросил у меня справки показать”, – рассказала девушка.

Число секс-работниц выросло

Коммерческий секс, как подчеркивают эксперты, это реальность, с которой сталкиваются многие страны мира, включая Кыргызстан. По оценочным данным, секс-работой в стране занимается более 9 тыс. женщин. В 2016 году их оценочное количество было более 7 тыс. По данным биоповеденческого исследования, 10% секс-работниц в Бишкеке и 4,5% в Оше начали оказывать секс-услуги до достижения 18 лет.

Специалист Республиканского центра по контролю за гемоконтактными вирусными гепатитами и ВИЧ Чинаркуль Жумалиева отметила, что, по данным исследования, больше половины девушек, оказывающих услуги коммерческого секса, имели постоянных половых партнеров и меньше всего использовали с ними презервативы, а что касается случайных половых партнеров, то такие имелись у 11-17% респонденток.

“Настораживает, что презервативы используются не всегда: в более чем половине случаев они не используются. Мы спрашивали про коммерческих половых партнеров, используют ли секс-работницы презервативы с ними. Процент получился больше: в Бишкеке – 73% и в Оше – 66%”, – рассказала она.

“Мы задавали вопрос по поводу причин, почему девушки не всегда используют презерватив. И выяснилось, что это зависит от пожеланий партнера. Если клиент не хочет, то они не будут использовать презерватив. В некоторых случаях клиент также может предложить доплату за это. Больше половины случаев в Бишкеке и почти 20% в Оше соглашаются”, – отметила она.

“Секс-работницы такие же обычные женщины, которые зачастую остаются абсолютно невидимыми для программ здравоохранения, правозащиты и профилактики ВИЧ. Они должны иметь доступ к консультациям и медицинской помощи, включая тестирование на ВИЧ и туберкулез. Это доказанный факт, что, развивая профилактические программы среди ключевых групп населения, мы можем побороть ВИЧ к 2030 году”, – подчеркнула директор ОФ “Страновая сеть женщин, живущих с ВИЧ” Бактыгуль Исраилова.

Профилактические программы ориентированные на секс-работниц, как подчеркивают специалисты, играют важную роль в снижении распространения ВИЧ, улучшении доступа к медицинской помощи и повышении качества жизни этой ключевой группы.

Между тем из-за ряда депутатов Жогорку Кенеша страна постоянно рискует остаться без денег от Глобального фонда, выделяемых на профилактические программы по ВИЧ, в том числе среди данной группы населения. Напомним, в начале марта на заседании Жогорку Кенеша парламентарии внезапно осознали, что в заявке на получение гранта Глобального фонда были и есть пакеты по профилактике ВИЧ среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, трансгендеров и их партнеров, секс-работниц, их клиентов и других сексуальных партнеров.

Несмотря на объяснения специалистов, почему профилактика важна, с тех пор вопрос периодически поднимается в парламенте. А министр здравоохранения Алымкадыр Бейшеналиев и вовсе пообещал “принимать другие решения по профилактике“.

“К секс-работницам, к тем же трансгендерам, которые предоставляют секс-услуги, обращаются обычные граждане – наши мужчины. Как бы это ни трактовали, но реальность такова”, – подчеркнул глава ассоциации “Партнерская сеть” Айбар Султангазиев. Между тем рычагов у государственных органов проводить исследования в этих группах и доступа туда нет. Уязвимые группы могут уйти в подполье и стать недоступными для профилактики и лечения ВИЧ.

Фото на главной странице иллюстративное: nyafoto.ru