Против кого Таджикистан вооружается?

8
Против-кого-Таджикистан-вооружается?

Таджикистан и Иран договорились о проведении совместных военных учений, о сотрудничестве в области военной разведки и продолжении производства иранских беспилотников на территории среднеазиатской республики. Таковы итоги двухдневного визита министра обороны Исламской Республики Иран (ИРИ), генерал-майора Мухаммада Резы Аштиани в Душанбе. Президент Эмомали Рахмон и иранский военачальник обсудили вопросы региональной безопасности и сотрудничества в военной сфере, пишет Независимая газета.

Глава Минобороны Ирана Мухаммад Реза Аштиани посетил Душанбе 17–18 октября. Это его первый визит в Таджикистан после начала “оттепели” в отношениях двух стран, которые были испорчены в 2015 году с подачи недоброжелателей. Союз Таджикистана и Ирана, двух персоязычных стран, показался рискованным геополитическим партнерством. Но главной причиной конфликта принято считать визит лидера запрещенной в РФ Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддина Кабири в Тегеран, где он встретился с аятоллой Али Хаменеи, духовным лидером Ирана. В Душанбе этот визит рассматривали как поддержку оппозиции и обвинили Тегеран в причастности к попытке государственного переворота, в которую якобы был вовлечен Кабири. В ответ Тегеран потребовал возвратить активы арестованного иранского миллиардера Бабака Занджани, владевшего имуществом в Таджикистане и хранившего деньги в местном Национальном банке. На родине Занджани обвиняли в присвоении миллиардов долларов, принадлежавших Министерству нефти, и требовали их возврата. Впрочем, конфликт развития не получил.

Тем временем в Душанбе осознали, что в условиях конфликтов на таджикско-киргизской границе и с учетом ситуации в Афганистане Иран может быть одной из стран, которая окажет поддержку Таджикистану. Поэтому с приходом к власти в ИРИ нового президента Ибрагима Раиси Тегеран и Душанбе начали отношения с чистого листа. Была составлена “дорожная карта” экономического, политического и военного сотрудничества, встречи на различных уровнях стали более активными. До 2015 года Иран входил в пятерку стран – импортеров Таджикистана. Сегодня Иран восстанавливает свои позиции в торгово-экономической сфере. Таджикистану важны иранские инвестиции и передовые технологии, имеющиеся в Иране, для реализации экономических и инфраструктурных проектов в республике.

В сентябре 2021 года президент Ибрахим Раиси посетил Душанбе и принял участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в качестве наблюдателя. А в мае 2022 года Рахмон посетил Иран (см. “НГ” от 29.05.22). После разрешения всех спорных вопросов Иран был принят в ШОС в качестве постоянного члена. Напомним, что именно Таджикистан долгое время блокировал вступление Ирана в эту региональную организацию.

Генерал Аштиани, воспользовавшись визитом в Душанбе, выразил благодарность таджикским властям за поддержку в вопросе членства Ирана в ШОС. На переговорах Рахмон и Аштиани подчеркнули усиление современных угроз и опасностей, особенно в контексте терроризма, экстремизма, незаконного оборота наркотиков и транснациональной организованной преступности.

Министр обороны Таджикистана генерал-полковник Шерали Мирзо также обсудил с иранским коллегой сотрудничество в оборонной сфере. Генерал-майор Мухаммад Реза Аштиани заявил, что Таджикистан играет особую роль во внешней и региональной политике Ирана. “Отношения двух стран основаны на братстве и постоянстве”, – подчеркнул иранский министр. Главы оборонных ведомств поговорили о планах военного сотрудничества и развития военно-технических связей и подробно рассмотрели вопросы обмена информацией и совместного обучения в борьбе с терроризмом.

С мая 2022 года в Таджикистане работает завод по сборке иранских беспилотников Ababil-2. Объект открыли начальник Генштаба Ирана Мохаммад Бакири и таждикский министр обороны Шерали Мирзо. По словам источника “НГ” в военных кругах Таджикистана, беспилотники производятся в небольших количествах, соответственно потребностям вооруженных сил республики: “Идут тренировки, обучение операторов по управлению беспилотными летательными аппаратами. Наращивается производство боеприпасов. Важно отметить, что эти действия ни в коем разе не идут вразрез с интересами России или Китая, с которыми Таджикистан также поддерживает тесное сотрудничество в военной сфере. Аштиани подчеркнул, что Таджикистан может полагаться на поддержку, включая военную, со стороны Ирана”.

Руководитель Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН, член-корреспондент Академии наук РФ Ирина Звягельская сказала “НГ”, что укрепление отношений между Тегераном и Душанбе логично, особенно учитывая этнокультурную близость государств. Она указывает на факторы, объясняющие сближение. С одной стороны, Таджикистан пытается обезопаситься от угроз из Афганистана. Но, по мнению Звягельской, сейчас “Талибан” (запрещенная в РФ организация) занят внутренними вопросами и, вероятно, не намерен нападать на другие страны. Также Таджикистан стремится диверсифицировать военные связи, учитывая культурные и исторические сходства с Ираном. “Действия Таджикистана не означают отказ от своих существующих обязательств, в частности в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, и не приводят к ослаблению связей с РФ. Это скорее попытки обеспечить минимизировать потенциальные угрозы”, – подчеркнула Ирина Звягельская.

На вопрос “НГ” о том, против кого Таджикистан вооружается, учитывая наличие в республике 201-й российской военной базы, собеседник заявил, что не исключает конфликтов на киргизско-таджикской границе. Сейчас идут переговоры, которые могут иметь имитационный характер, направленный на уменьшение напряженности между сторонами. Кроме того, соседняя Киргизия укрепляет свою армию при поддержке Турции, но стоит отметить, что последняя сотрудничает с разными странами региона, включая Таджикистан, и, несмотря на языковые различия, поставляет вооружение Душанбе.