Жители Баткена: Тот, кто пробовал наш урюк, не сможет есть другой

11
Жители-Баткена:-Тот,-кто-пробовал-наш-урюк,-не-сможет-есть-другой


В Баткенском районе практически нет семей, которые бы не выращивали урюк. Жители села Кара-Бак – не исключение. Большую часть урожая они продают оптом предпринимателям. В селе есть большой рынок, который расположен близко к кыргызско-таджикской границе. Конфликты 2021 и 2022 годов на границе сильно сказались на жизни рынка. Теперь вместо покупателей из Таджикистана сюда заезжают узбекистанцы, а цены упали в несколько раз.

Земледелец Абдирашит Максутов и глава кооператива земледельцев “Алты-Адыр Органик” Акылбек Дильшатов рассказали Kaktus.media, как живет рынок села Кара-Бак Баткенского района, который граничит с Таджикистаном.

Если будет мир, будут и инвестиции

“Наше село расположено очень близко к Таджикистану. Например, если некоторые села Баткена граничат с Таджикистаном только с одной стороны, то мы граничим с трех сторон. Если смотреть на карту, наша граница с Таджикистаном выглядит как буква П”, – говорит Акылбек Дильшатов.

По его словам, отношения с жителями соседней страны были хорошими. А после конфликта в 2021 году границы закрылись, что сильно сказалось на экономике региона. Пострадали рынки, в том числе и базар села Кара-Бак.

“Урюк в Баткене значительно подешевел по сравнению с прошлым годом. В прошлом году мы продавали натуральный урюк (так в регионе называют необработанный сушеный абрикос) в среднем по 400 сомов за килограмм, в этом году продаем по 150-170 сомов. Тяжело, поскольку почти 70-80% населения в Баткене (области) живет за счет урюка. Будь у нас свои заводы по переработке сухофруктов или консервированию, мы бы так не страдали от снижения цен. Земли под строительство заводов в регионе достаточно, нужны только инвесторы”, – говорит Абдирашит Максутов, житель Кара-Бака.

Если будет мир, будут и инвестиции, а чтобы был мир, нужно решить вопросы границ.

Самостоятельно организовывать производство жители не решаются. Мешают нерешенные вопросы границ. Кроме того, у жителей просто нет средств и связей с зарубежными компаниями.

“Очень сложно одному человеку или одной компании договориться о поставке сухофруктов в другую страну. Рынки в других странах уже заняты поставщиками. Были случаи, когда баткенцы, решив выйти на международный рынок, самостоятельно возили урюк в другие страны и не смогли его там продать. Потому что везде есть свои поставщики. Тогда они были вынуждены отдать урюк по низкой цене и вернуться. Именно поэтому в этом вопросе мы надеемся на помощь властей. Необходима их помощь в налаживании этих контактов на государственном уровне”, – утверждает Дильшатов.

“Тот, кто пробовал баткенский урюк, не сможет есть другой”, – уверен земледелец Абдирашит Максутов.

По его словам, чтобы поднять стоимость урюка, необходимо создать условия для его поставки в другие страны.

“Вот у меня остался урюк еще с прошлого урожая. Год назад предлагали 300 сомов за килограмм, я отказался. А теперь за него дают вдвое меньше. Для того чтобы поднять цены в Баткене, нужно пригласить покупателей из других стран. Например, предприниматели из Турции, Китая покупают у узбекистанцев. Сейчас наши продают в Узбекистан, а оттуда узбекистанцы продают дальше”, – отмечает Максутов.

Как баткенский урюк становится узбекистанским

Сейчас почти весь урожай покупают торговцы из Узбекистана. Предприниматель из Узбекистана Ботыржон Сохибов объезжает все базары Баткенской области в течение недели. Базары в разных частях Баткена работают в разные дни недели. По вторникам базарный день в Арке, по четвергам – в Кара-Баке, по субботам – в Самаркандеке. В остальных селах в другие дни.

“В сезон каждую неделю покупаем до 100-110 тонн урюка. У нас есть заводы по производству сухофруктов. Там упаковываем урюк и экспортируем в Россию, Индонезию, Литву, Латвию, Польшу и Китай”, – рассказывает он.

До закрытия границ баткенцы продавали урюк в Таджикистан.

“У них хорошо налажена продажа урюка заграницу. Они покупали наш урюк и через Таджикистан возили заграницу как таджикский. После конфликта начали работать с Узбекистаном, но не в таком количестве, как с Таджикистаном. У нас мало предприятий по переработке сухофруктов, которые бы доставляли урюк до России, Украины и Америки, а урожая много”, – говорит глава кооператива Акылбек Дильшатов.

У нас в стране не создаются условия для экспорта урюка в дальнее зарубежье. Минсельхоз должен работать с этим вопросом. Следить за тем, сколько урюка земледельцы получили в этом году и куда будут его сбывать. Создавать возможности для продажи.

О снижении стоимости урюка говорят почти все торговцы. Все они связывают это с проблемами на границе и связывают надежды с решением приграничных вопросов.

Может ли государство помочь? Ответ экономиста

Экономист и президент Ассоциации рынков Кыргызстана Сергей Пономарев согласен с баткенцами с тем, что продавать переработанный продукт выгоднее.

“Действительно, ситуация такова, что рынки сбыта не бывают пустыми. В частности, если мы говорим об абрикосе и кураге, эти рынки сбыта уже удалось кое-кому завоевать. Проблема в том, что наши продают сырье, а нужно научиться делать добавленную стоимость. Добавленная стоимость – это как раз перерабатывающая промышленность, она не три копейки стоит”, – говорит Пономарев.

По словам экономиста, помощь государства земледельцам нужна, но только на нее рассчитывать нельзя.

“Если государство обратит внимание на эту проблему, сможет открыть льготные кредитные линии. Например, это можно сделать через фонды, которые выдают средства на поддержку бизнеса. Там есть определенные критерии, такие как переработка, логистика и прочее. А вот что касается помощи зайти на другие рынки сбыта – это не функционал правительства. Единственное, что может сделать правительство в этом вопросе, это организовать формат B2B (business-to-business), и это может быть подспорьем”, – отмечает он.

Пономарев считает, что предприниматели, которые покупали в Кыргызстане просто сырье, будут заинтересованы и в покупке компотов, джемов и сухофруктов, произведенных у нас. При условии, что цены будут подходящими для них.

По данным экспертов, именно производство сухофруктов является экономическим фактором, долгие годы объединяющим регион. Узбекистан в 2023 году займет второе место по производству в мире (на первом – Турция). Здесь производят до 650 тысяч тонн свежего абрикоса, продавая на внешние рынки 65-70 тысяч тонн. По данным Минсельхоза Таджикистана, в стране собирают около 150 тысяч тонн абрикоса, на экспорт уходит около 40 тысяч тонн сухофруктов.

С каждым годом расширяются плантации абрикоса и в нашей стране. Сейчас только в Баткенской области абрикосовые сады занимают более 7 тысяч гектаров. Урожай этого региона составляет более 60 тысяч тонн, на экспорт уходило около 20 тысяч тонн сушеного продукта. При этом в Таджикистане действуют более двадцати крупных и сотни мелких перерабатывающих предприятий – они перерабатывают более 400 тысяч тонн свежих фруктов. Открытые границы позволят решить и еще одну проблему – соответствие всей продукции единым международным стандартам, что может с поиском новых рынков сбыта.

Сами жители Баткена может быть и не мыслят столь сложными экономическими категориями, но отчетливо понимают: при открытых границах им жилось лучше.

“Мы, жители Кара-Бака, не были в плохих отношениях с таджикистанцами. Дружили с ними, ходили на тои друг к другу. Даже было время, когда по нашему селу проезжала таджикская машрутка. Мы на этой маршрутке ездили в Исфару (Таджикистан), закупались там и возвращались домой. Настолько хорошими были отношения”, – вспоминает Дильшатов.