Сколько денег у Назарбаевых? Бывший премьер заявил, что семья экс-президента владеет капиталом в 300 млрд долларов

15
Сколько-денег-у-Назарбаевых?-Бывший-премьер-заявил,-что-семья-экс-президента-владеет-капиталом-в-300-млрд-долларов

Что не так с правительством, почему всё чаще в адрес министров звучат обвинения в откровенном саботаже распоряжений президента?

— Глава правительства Смаилов, министры и все остальные часто повторяют, что занимают должность по поручению главы государства. Такое ощущение, что они утром просыпаются с вопросом — что сказал босс? Вот и получается — президент предлагает, а его команда топчется и ждёт указаний, потому что не знает как действовать. А по идее они сами должны к нему идти со своими программами, доказывать, что придумали лучшую, определять сроки и выполнять. Не спорю, ситуация сложная – соседние государства воюют, против главного экономического партнёра действуют санкции, но только словами, что не доводим ситуацию до санкций и не поддерживаем войну проблемы не решить. В Казахстан перебрались многие компании из России – это хорошо или плохо? Кто анализировал ситуацию, кто ответит — ударит это в дальнейшем по Казахстану или нет? Я так думаю, что сейчас проблема в ЕАЭС, потому что соглашения, подписанные за последние годы с этим союзом, сейчас работают против нас. Что с этим делать – приостановить или разорвать отношения с РФ? Нужно думать и решать, потому что из-за санкций наша ситуация может рухнуть ещё больше. Но правительство ждёт указаний Токаева.

У нас говорят, что у президента очень короткая скамейка запасных, нет у него людей рядом, которые не подведут.

— Причина в том, что единственный человек, который сегодня несёт ответственность перед населением — это Токаев. Никто в стране не делает ставку на Смаилова. Впрочем, так было всегда, однажды я сказал Нурсултану Абишевичу, что если он отправит своё правительство куда-нибудь на полгода, народ этого не заметит, не узнает и не почувствует. Сегодня такая же ситуация — если члены правительства не явятся на работу – этого никто не заметит. Поэтому все претензии не к ним, а к Токаеву.

Вы хорошо осведомлены о том, что происходит в стране, кто вас снабжает информацией? Наверное везде остались свои люди?

— Я знаю, что происходит в Казахстане – на связи с теми, с кем работал, с кем дружил. Я как обычный казах не могу без общения. Поэтому знаю прекрасно, что население устало, людей беспокоит зима – неизвестно, как мы её встретим. Говорят, что беспокоятся из-за того, что из-за санкций добыча нефти сократилась, значит, кто-то останется без работы. Простые люди делятся своими переживаниями, а министры, вице-премьеры и глава правительства молчат. На проблему посмотрят, если только приказ получат. Поэтому и напрашивается вывод – кому такое правительство нужно.

А может быть ещё не остановилась борьба между старым и новым Казахстаном и правительство пока не перестроилось?

— Мое личное мнение такое: старый Казахстан и новый Казахстан — это система власти. Сам народ — он не старый и не новый. Простые люди до сих пор верят вновь избранному в ноябре прошлого года Токаеву. Они всё ещё надеются на него. Токаев, к слову, это понимает, иначе как объяснить его решение создать программу по возврату украденных и выведенных за рубеж активов и капиталов. Но этот закон за год изменили пять раз. Почему, спросите вы, да потому что его создавали «свои люди» старого Казахстана. Вспомните, сколько людей в январе погибли, а организаторов беспорядков до сих пор определить не могут. На первого зама Масимова Самата Абиша спустя полтора года внимание обратили. Куда до этого генеральный прокурор смотрел?

Как вы это объясняете?

— Старый Казахстан, Нурсултан Абишевич, его телефонный звонок… Генпрокурор Асылов активно держит руку на пульсе и скрывает от народа имена тех, кто украл активы, кто участвовал в кровопролитии, кто пытался убрать Токаева с поста президента. Но он должен чётко понимать главное – время, как быстрый поток, и завтра уже январь станет историей. Но все мы будем знать, что сделал каждый человек. Некоторые подумают, что через пять лет все всё забудут. Это не так, потому что ситуация другая и люди другие. Токаев не может сам расследование проводить – он поручает это Асылову, но уже понятно, что пока такие люди, как он, сидят — никакого движения и справедливости не будет. И то, что осудили Масимова и его заместителей, не думайте, что тем самым смогли очистить комитет и поставить его на правильный путь. Подтверждает мои слова и тот факт, что до Абиша добрались только сейчас.

Может быть, это результат какого-то торга? На суд по делу компании Алии Назарбаевой «Оператор РОП» её саму не вызвали даже в качестве свидетеля. Почему так тяжело идёт работа по возврату украденных активов? У Назарбаева осталось какое-то политическое влияние?

— Не думаю, что Нурсултан Назарбаев каждый день звонит Токаеву с просьбами. Но большинство граждан из правительства вовлечено в процесс. Раньше у власти сидела семья Нурсултана Абишевича. Родня и приближённые захватили недра – добывали нефть, медь, хром, цинк, золото. Вместе с ними богател и он сам. В 2017 году, после того, как Назарбаев принял решение передать власть, он приказал, чтобы банки были сосредоточены в одних руках, а средства перевёл в Фонд первого президента. Главным помощником тогда был Карим Масимов. Он в 2019-м и не предполагал, что власть перейдёт к Токаеву, расчёт был на то, что новый президент — человек интеллигентный и их не тронет. Конечно, когда Токаев поставил вопрос о состоянии Национального фонда, они удивились и поняли, что президента надо менять.

Мы всё это узнали из книги российского журналиста Млечина. Из его повествования известно, что Касым-Жомарт Токаев в январе проявил характер, использовал ОДКБ и сохранил власть.

После января Токаев вышел из партии власти – все восприняли, что он таким образом отказался от сотрудничества с Назарбаевым.

— Я советовал ему, чтобы он отказался от членства в партии Нур Отан, потому что у неё нет авторитета, народ в неё не верит. Теперь они – Аманат, живут как-то по-своему, возможно, пытаются меняться. Я не знаю многих, кто из них пришёл в парламент. Но как и раньше – они кричат, призывают и… ничего не делают. Известно, что есть золотой валютный резерв – это достояние каждого казаха, он не принадлежит правительству – им временно пользуется и кабмин, и Нацбанк. С 2012 года руку сюда запустил Фонд первого президента. Возможно, стоит Касым-Жомарту Кемеловичу собрать всех чиновников и сказать: я вас понимаю, вы участвовали в этом — идите к прокурору, пишите заявление – помогайте по программе возврата активов, и мы вернем всё это.

Наш фонд годами вёл расследование, сейчас мы обращаемся к депутатам, помогаем им, даём информацию. Возможно, Казахстану будет сложно вернуть похищенное. К примеру, в Узбекистане вернули только суммы, украденные старшей дочерью, а у нас большая семья — около ста человек. Посмотрите на Евразийскую корпорацию, у которой есть банк и фабрики. Всё это было украдено – мы можем это доказать. Но правительство их не трогает. Представьте, Токаев получает информацию и, конечно, вызывает Асылова. А прокурор не понимает, что происходит и не знает, что делать и как действовать. Единственное, в чём он будет уверен, что трогать старую власть нельзя – сам ей служил в своё время.

Как можно ещё объяснить его равнодушие к интересам народа? Я не знаком с Асыловым, но понимаю, что он нечестно ведёт расследование январских событий. Подсудимые говорят, что они могут доказать свою невиновность, что их обвиняют с нарушением конституции, но их не слышат и отправляют за решётку. Асылов четко знает, кого трогать нельзя, а кого – можно.

Говорят, что у Назарбаевых в общей сложности не менее 150 млрд долларов. Эта сумма совпадает с вашими данными?

— Капиталы семьи Назарбаева, на мой взгляд, составляют не менее 300 млрд долларов. Конечно, после Казахгейта Нурсултан Абишевич испугался, собрал группу подставных лиц и открыл Фонд первого президента. Правительство сделало попытку найти прямые активы семьи – и пришло к выводу, что они составляют 150 млрд долларов. Но есть и непрямые — с семьёй связаны многие имена – есть Евразийская группа, есть люди при Киме, люди в Казцинке, Булат Утемуратов — все они служили и служат Нурсултану Назарбаеву. До сих пор я не знаю, есть ли у них документы на 30 или больше процентов и на каких условиях они согласились. Не исключаю, что завтра Токаев действительно встанет на сторону народа, назначит нового генпрокурора, не запачканного связями с семьёй и олигархами, и проведёт расследование. Думаю, что начинать надо с Утемуратова. Человек, ни дня не проработавший ни на одном предприятии, не может стать миллиардером. Все документы, которые были у него в руках, на его имя, на имя его детей появились во время правления Нурсултана Назарбаева.

На втором месте Ким – Казахмыс. Рядом с ним Огай, есть и другие. В каждой такой системе есть по одному банку, по одной корпорации. Всё это было открыто только для того, чтобы украсть и спрятать. Токаев не может остановить их всех, если не заменит Асылова. Если бы я был рядом, я бы сказал, что это работа на 18 месяцев. Например, если бы меня в качестве эксперта пригласила гражданка Айгуль Нуриева – личный финансист Масимова, мы бы за 6 часов вернули миллиарды в страну (ред. – в 2008 году Нуриева через компанию Alnair Capital Holding получила 28,76% доли Казкоммерцбанка. В 2012 году Forbes оценил её состояние в $720 млн, в 2015-м – почти в $1 млрд. Когда её доля в Казахтелекоме после сделки с Александром Клебановым перешла племяннику Нурсултана Назарбаева Кайрату Сатыбалды, Нуриева обеднела почти в три раза). Карима Масимова осудили за госпереворот, а почему коррупционная сторона дела не озвучена? Возьмите Бакырчикский комбинат в Абайской области (по добыче золота и серебра) – его за миллиард продадут россиянам. Деньги уйдут мимо казны. Почему это не проверяют?

У нас сейчас  бурно обсуждают скандал Клебанова, Кана и Амирханова. Последний обвиняет своих бывших партнёров в серьезных грехах и подал на них иск в американский суд. Чем это может закончиться?

— Если вы, к примеру, делаете бизнес, пользуясь валютой США, вы теоретически попадаете под их юрисдикцию. Персона живёт в США — бывший партнёр, знает, что бывший Exim банк Казахстана был разграблен ими вместе, и капитал вывели в долларах. Когда его решили из всех схем выдавить по-казахски, то есть открыв уголовное дело, в данном случае через КНБ, он уехал в США и завёл спор с бывшими партнёрами и, вероятно, пригрозил, что пойдёт дальше. Но всё это, скорее всего, началось ещё тогда, когда Карим Масимов и Александр Клебанов были при власти и на все эти угрозы по-казахски наплевали. После Кантара все изменилось, а на Западе ситуация для них уже превратилась в сплошной риск. Теперь конфликт может серьезно испортить им жизнь и в Казахстане, и за рубежом.

То есть остаётся один вариант — возбуждение уголовного дела. Так было с Боранбаевым – он вернул после суда свои активы.

— Рассказ про Боранбаева – это какая-то сказка. Как посчитали активы на 1,5 миллиарда? Что в них вошло? Одна старая и до сих пор недостроенная вилла? Есть отели или самолёты? Как они посчитали эти 1,5 миллиарда? Какие объекты в этом списке? Если правильно расследовать, то Боранбаев по прямой выведет к Тимуру Кулибаеву.

Как вы думаете, почему бы Нурсултана Назарбаева не привлечь к ответственности как автора этих схем?

— Позвольте мне ответить вам так — Нурсултан Абишевич Назарбаев сам, лично, должен пойти в создаваемый комитет по возврату активов, а затем обратиться с покаянием к народу, попросить прощения.

Вы говорите, что готовы помочь. Если вас пригласят в Акорду в качестве консультанта, вы готовы? Были предложения?

— Я не стану советником или консультантом – мне не нужны должности. Могу предложить вот что – в комитет по возврату активов назначьте чистоплотного казаха – я готов ему помогать. Если получится вернуть народу украденное, я смогу сказать, что свою миссию выполнил.

Благодарю за интервью, Акежан Магжанович.

— И вам спасибо, передайте привет Родине!

Полную версию интервью Акежана Кажегельдина смотрите на YouTube-канале Ulysmedia.kz.