Талибы начали охоту за магами и чародеями

9
Талибы-начали-охоту-за-магами-и-чародеями

Центральноазиатские информационные порталы распространили новость, что афганское Министерство порока и добродетели (у талибов есть и такое!) отчиталось об аресте двух сотен “ведьм и колдунов”. Только в Кабуле количество задержанных чародеев составило 67 человек. Пресс-секретарь ведомства Акиф Махаджар не уточнил, подлежат ли ведьмы сожжению на костре, он лишь указал, что обладающие магическими способностями люди, в том числе женщины, уже переданы в шариатские суды.

Данную информацию можно было бы счесть курьёзом, если бы в СМИ не просочились данные о национальной принадлежности брошенных за решётку “колдунов и ведьм”. Почти две трети из них представляют афганские национальные меньшинства: узбеков, хазарейцев и таджиков. Специалисты по Азии делают вывод: правящее движение “Талибан”, в котором состоят исключительно афганцы-пуштуны, готовится к окончательному решению национального вопроса.

Талибы не слишком скрывают свои планы превратить Афганистан в моноэтническое государство. Первый шаг они уже сделали – вытеснили из страны американских военных, которые пытались работать со всеми группами населения, и создали в Кабуле чисто пуштунское правительство. Всё говорит, что сегодня талибы готовы перейти к финальному этапу своей задумки, но для этого им нужно вытеснить узбекскую, таджикскую и хазарейскую диаспоры с севера Афганистана. Завершится всё, как они считают, символической легитимацией проекта – когда талибы и другие пуштунские политические лидеры заключат мир друг с другом и добьются этнической гегемонии во всех сферах жизни.

Пока талибы опасаются пускать в ход оружие и вступать в открытую конфронтацию с афганскими нацменьшинствами, которые традиционно обладают сильными вооружёнными формированиями. Но у новых хозяев Афганистана есть план “Б”, согласно которому всё будет сделано руками приглашённых из Пакистана пуштунов. Сейчас талибы активно договариваются с властями Пакистана о переселении пакистанских пуштунов в северный Афганистан, откуда те постепенно “выдавят” все непуштунские народности.

Такое положение дел не может радовать соседей Афганистана – Таджикистан, Туркменистан, Иран и Узбекистан. Этнические чистки способны обернуться для них неконтролируемой волной беженцев и проникновением наркоторговцев, а также риском просачивания в общество религиозного экстремизма, а для России – очередным конфликтным очагом в её традиционной зоне интересов. Если смотреть шире, то угроза дестабилизации обстановки нависает над всей Центральной Азией: новые пуштунские поселения вдоль границы с Ираном, Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном могут легко превратиться в бандитско-террористические базы, из которых будут совершаться регулярные набеги на соседей.

Тенденция уже просматривается: в конце весны пуштуны напали на иранских пограничников, убив двоих из них. Причиной перестрелки стал спор за водные ресурсы. А перед этим руководители “Талибана” перебросили в северный Афганистан 120 семей сторонников радикальной организации “Техрик-и-Талибан Пакистан”. Им была поставлена задача создать посёлок рядом с Куштепинским каналом и завладеть водной артерией. Если новые власти Кабула реализуют замысел, то коренные североафганские племена, лишённые воды и возможности заниматься сельским хозяйством, будут вынуждены покинуть свою исконную территорию.

Граничащая с нацизмом национальная политика талибов вызывает обеспокоенность не только в центральноазиатском регионе, но и во всём мире. Крупнейшие державы и все заинтересованные стороны настаивают: оптимальным решением могло бы стать формирование мультинационального инклюзивного правительства Афганистана, в котором будут представлены все проживающие на территории страны этносы – включая национальные меньшинства. Только в этом случае деятели “Талибана” смогут правильно оценивать обстановку в стране, контролировать её и вникать в проблемы любого региона. Вникать – и успешно решать их, чего пока достичь не удалось. Это продемонстрировало произошедшее недавно в Афганистане сильно землетрясение: пострадавшие районы до сих пор получили должной помощи.

Совсем иной могла бы быть картина, если бы в правительстве присутствовали авторитетные и влиятельные деятели из числа национальных меньшинств – вроде лидера Фонда национального сопротивления Афганистана Ахмада Масуда. Такой шаг, без сомнения, повысил бы степень доверия к кабульскому правительству не только со стороны афганских таджиков, контролирующих северные горные территории, но и других народностей страны.

Без подобного смелого, но необходимого шага, ведущего к национальному диалогу и примирению, трудно представить полноценное признание “Талибана” ведущими планетарными игроками и достойное присутствие страны на международной арене.