«СНГ не предлагает экономические решения». Эксперт о ключевых проблемах Содружества

47
«СНГ-не-предлагает-экономические-решения».-Эксперт-о-ключевых-проблемах-Содружества

«Азаттык» задал несколько вопросов Рафису Абазову, исполнительному директору программы «Модель ООН-Новый Шелковый Путь» .

«Азаттык»: СНГ как региональное объединение переживает сложный период. Один из влиятельных членов организации – Россия – вторгся в соседнюю страну и начал войну. Молдова начала процесс выхода из организации, а премьер-министр Армении в Бишкек не приехал. Вначале в объединение входило 12 суверенных государств, сейчас в нем осталось шесть или семь активных стран. Насколько обоснован аргумент о том, что политический вес и влияние СНГ ослабли?

Рафис Абазов: В конце ХХ века, буквально 20 лет назад, многие ученые выдвинули концепцию о том, что геополитика, как борьба государств за политическое превосходство, сменяется геоэкономикой. На первое место с точки зрения анализа мощи государства, ее потенциала, ее влияния, выходят экономические факторы.

И уже более 20 лет одним из инструментов развития является Free Economic Zones или Economic Tarif Zones, который подразумевает, что страны создают блоки, через которые они решают какие-то региональные экономические проблемы. Это вот такой большой глобальный взгляд.

Маленький Сингапур имеет огромное влияние в мире, потому что, несмотря на маленькую территорию, он имеет большую экономику. И, мне кажется, все больше миром движет экономический интерес, и в этом плане проблемы СНГ заключаются в том, что многие ее участники участвуют в различных программах, и сейчас их экономические интересы очень часто расходятся в разные стороны.

Если посмотреть на историю СНГ, она, конечно, небольшая, но очень интересная и глубокая. Дело в том, что одной из целей создания СНГ было решение экономических проблем. В 1990-е годы экономические, транспортные, валютно-финансовые связи и взаимоотношения рушились и терялись. Это было очень невыгодно государствам евразийского региона и поэтому они решили найти инструмент регионального партнерства и сотрудничества, которым и стало СНГ. Но за 30 лет ситуация значительно изменилась.

Дело в том, что в Восточной Европе центром притяжения, особенно экономического, все больше становится Евросоюз. ЕС как цельный, единый является, по-моему, второй крупнейшей экономикой мира. А в Центральной Азии все большую роль играет программа «Один пояс — Один путь», по которому Центральная Азия становится цепочкой, глобальной цепочкой логистической, движения товаров, людей и услуг. И в этом контексте, конечно же, если СНГ не предлагает экономические решения, не предлагает финансовые преимущества, у многих участников возникает вопрос: «Как надо двигаться дальше?». Но пока ответ на этот вопрос не найден.

«Азаттык»: Согласны ли вы с мнением, что СНГ создавалось как политический и экономический инструмент Москвы и оно не смогло выйти из этой роли?

Рафис Абазов: Если посмотреть на всю историю развития СНГ, конечно, некоторые теоретики, некоторые аналитики говорили, что СНГ является инструментом влияния Москвы. Но, на самом деле, если посмотреть на ее решение, как раз было, мне кажется, с точностью наоборот. Многие государства евразийского пространства, наоборот, использовали рычаги СНГ, чтобы нейтрализовать влияние одного игрока или одного ведущего партнера. То есть, они всегда требовали компромисса, всегда требовали учета своих интересов. Поэтому я бы не согласился с точкой зрения о том, что традиционно СНГ была точкой, либо инструментом доминирования одного государства.

СНГ, как союз, был инструментом для республик, входящих в него, для того, чтобы нейтрализовать доминирование одного игрока, для того, чтобы учитывались интересы других игроков. И вот, например, возьмём проблему Кавказа. Если отвлечься от многих таких моментов, именно неспособность найти компромисс по многим вопросам, неспособность нейтрализовать какие-то решения, которые, скажем, нравились одним партнерам, но не нравились другим, привело к тому, что многие проблемы там не решались или решались в ущерб другой стороне. И поэтому для них ценность СНГ терялась. В других регионах, например, в Центральной Азии, ценность СНГ существовала. Потому, что это был инструмент для того, чтобы выразить интересы центральноазиатских республик, их пожеланий компромиссов, и поэтому они были заинтересованы в сохранении этого союза.

«Азаттык»: Вы упомянули Кавказ. Чем можно оправдать въезд на танках одного члена СНГ на территорию другого? После пятидневной войны в Грузии в 2008 году российско-грузинские отношения прервались, и Тбилиси вышел из СНГ.

Рафис Абазов: Если обратиться, опять таки, к политическому компоненту, Содружество независимых государств, переживало разные этапы. За 30 лет она имела и много моментов, когда она была на взлете, и много моментов, когда была в падении. Отсутствие желания найти компромисс, отсутствие понятия современных геоэкономических, геополитических реалий привело к тому, что, мне кажется, многие решения были приняты неверно. Дело в том, что сегодня XXI век, это не XIX век, это не XX век.

В принципе, в мире сложился комплекс законов, комплекс международных норм, правовых актов, которые регулируют глобально правительства или руководство глобальной экономики политическими отношениями. Они усложились. И эти нормы, которые, скажем, постулируются в системе ООН, они сложились уже в таком формате, они постулируют неприкосновенность границ, суверенность государств и территориальную целостность и необходимость решать многие вопросы через инструменты дипломатии. К сожалению, были случаи в нашем XXI веке, когда некоторые государства показали пример игнорирования таких законов, и, к сожалению, вот эти примеры привели к тому, что другие стали тоже игнорировать эти законы. Мне кажется, это очень важно, чтобы, с моей точки зрения, укрепилось влияние ООН как инструмента правового регулирования всех существующих конфликтов, и именно, чтобы через систему ООН решались многие проблемы, достигался компромисс и велся переговорный процесс.

«Азаттык»: Я хотела бы спросить о роли Центральной Азии в СНГ. На данный момент, похоже, единственными надежными членами организации являются страны этого региона, но и российско-белорусский Союз.

Рафис Абазов: Я не политик, который сидит в Кремле, но человек, который анализирует политику. Я думаю с точки зрения анализа текущего развития событий и в Центральной Азии, и в большой Центральной Азии, лидеры крупных государств должны понимать — у региона свои интересы и необходимо считаться с ними, необходимо учитывать эти интересы и не идти на конфронтацию. Конфронтация, мы видим, по многим примерам, никогда не помогала, а только ухудшала ситуацию.

Я надеюсь, что те люди, которые принимают решения в Кремле, понимают или будут понимать то, что конфронтационные и силовые методы в Центральной Азии уже работать не будут. Необходим поиск компромисса, прислушивание к голосу — в данном случае мы говорим о том, что собрание [саммит СНГ] будет в Бишкеке, и надеемся, что Бишкек будет высказывать свой голос. К голосу Бишкека, лидеров Кыргызстана , у которого есть свои национальные интересы, свои, скажем, проблемы и вызовы, свои решения вопросов, чтобы в к этим взглядам придерживались, прислушивались. Многие аналитики говорили, что СНГ служила и служит инструментом влияния Москвы. Мой тезис как раз с точностью да наоборот. Наоборот, СНГ, страны Центральной Азии, члены стран евразийского пространства всегда пытались, во всяком случае, использовать как инструмент поиска компромисса в высказывании своего голоса. И мне кажется, вот этот момент продолжается.

Центральная Азия не является таким местом, где доминирует только одна страна. Возьмем пример Казахстана, возьмем пример Узбекистана, возьмем пример, в последнее время несколько раз я слышал и из Бишкека – то, что называется многовекторная политика, страны Центральной Азии сейчас не придерживаются только одной ориентации, для них интересно, да, сохранение исторических, культурных, традиционно-экономических связей с соседями, но сейчас и с северным соседом, то есть Российской Федерацией. Но сейчас, например, для Центральной Азии очень интересным партнером становится Китай. И в то же время большим интересным и важным партнером является Евразийский союз.

То есть последние годы я слышу, что многие дипломаты Центральной Азии, включая Бишкек, говорят, что такие взаимоотношения двусторонние, многосторонние, должны быть не инструментом, направленным против какой-то одной страны или против группы стран, а, наоборот, должны быть инструментом для решения региональных, глобальных проблем, для того, чтобы мы вместе решали, вместе находили компромисс и шли вперед. А в мире накопилось много проблем – от климатических изменений, нехватки воды, загрязнения воздуха, окружающей среды, опустынивание, нехватка продовольственных товаров в некоторых регионах, нарушение цепочки логистической, поставки тех иных товаров до глобальных финансовых проблем. Вот эти проблемы мы должны решать вместе.