Палестино-израильский конфликт и другие угрозы — кто гарантирует безопасность ЦА

13
Палестино-израильский-конфликт-и-другие-угрозы-—-кто-гарантирует-безопасность-ЦА


Рост международной напряженности уже мало кого настораживает, человечество привыкло к новостям о вооруженных конфликтах с многочисленными жертвами среди мирного населения. К сожалению, любые военные действия, политические потрясения или стихийные бедствия, если они проходят в дальнем зарубежье, воспринимаются как некие периферийные, не затрагивающие нас события. Но они намного ближе, чем мы думаем. И не только благодаря информационному пространству или связывающим континенты воздушным и сухопутным артериям. Существуют морально-этические, культурные и духовные нормы, общие для многообразной человеческой цивилизации, которые связывают народы и страны, делают близкими любые события, даже если они происходят на другом конце света.
Чествование нациста Ярослава Хунки в канадском парламенте, служившего в дивизии СС “Галичина”, аморально и преступно со всех точек зрения. Россия справедливо выразила негодование, ООН — осуждение, реакция же остальных стран была нечеткой либо ее вообще не последовало. Между тем особенность международно-политической обстановки такова, что государства без устойчивых моральных ориентиров, без собственного видения будущего мирового порядка и своей роли в нем могут быть подвержены серьезным вызовам, вплоть до угроз своему существованию. Особенно в свете интенсификации международных конфликтов, эскалация которых требует выражения собственной позиции.

Палестина и Израиль — кто ближе?

Многолетний палестино-израильский и арабо-израильский конфликт — это история страданий палестинского народа, регулярных неудач и периодического безразличия арабских стран, а также свидетельство двойных стандартов в международных отношениях, дающих одним право на жизнь, а другим — отказ в существовании. Это также история о постоянной экспансии одного государства при молчаливом согласии и поддержке части международного сообщества. И, наконец, это история израильского оружия, которого нет (официально Израиль не подтверждает и не опровергает наличие у себя ядерного оружия, хотя страна считается полноценной ядерной державой), но которое будет обязательно применено в случае угрозы существования этому государству. Таковы особенности Ближнего Востока.
Страны ЦА всегда следовали умеренному направлению в палестино-израильском урегулировании — поддерживали выполнение резолюций ООН, касающихся границ, беженцев и статуса города Иерусалима, а также мирного сосуществования двух государств. И это если говорить в целом. Это также не мешало странам региона весьма активно строить отношения с Израилем и развивать сотрудничество в сельском хозяйстве, технологиях, медицине и культурно-гуманитарном сотрудничестве.
Как ни странно, но общая религиозная идентичность и религиозно-историческая значимость Иерусалима (арабское название Аль-Кудс) для каждого мусульманина в ЦА не имела той значимости, которую она имеет для мусульман в арабских странах либо в Иране и Турции. В этой связи трагедия, которая сейчас разворачивается в секторе Газа с началом беспрецедентной бомбардировки жилых кварталов, в странах ЦА, скорее всего, будет рассматриваться с общих гуманистических позиций, как преступление против мирных жителей, без религиозно-политического подтекста. Однако однозначно, что страны региона никогда не поддержат Израиль, а продолжение военной операции в Газе либо попытки “окончательно решить вопрос сектора Газа” однозначно нанесут вред интересам Израиля в ЦА в долгосрочной перспективе.

Центр или периферия?

Является ли Центральная Азия периферийным регионом по отношению к современным международным конфликтам? Вплоть до вывода войск США из Афганистана в 2021 году идеология международного джихада связывала Ближний Восток, Афганистан и Центральную Азию в общее пространство, где она использовалась как основной инструмент США по трансформации стран и регионов. Помощь России, оказанная Сирийской Арабской Республике, и прямое военное участие российских вооруженных сил в конфликте не только сохранили Сирию, но и на время лишили возможности использовать идеологию джихада как инструмент смещения неугодных Вашингтону правительств.
Угрозы, исходящие из Афганистана, не исчезли, а приобрели комплексный характер. Прошедшее 29 сентября 2023 года в Казани заседание Московского формата консультаций по Афганистану показало, что страны ЦА, РФ, КНР, Иран и другие открыты для диалога с Кабулом и ожидают от него усилий внутри страны (формирование правительства с учетом представительства всех этносов) и сотрудничества в области противодействия терроризму и наркотрафику. Диалог и стремление слушать друг друга — важная особенность этого формата, ну а закрепленное в Казанской декларации положение о “неприемлемости размещения объектов военной инфраструктуры третьих стран в Афганистане и сопредельных с ним государствах” отражает намерение стран более не допускать войска США либо НАТО в регион, особенно если принимать во внимание негативный опыт.
Географическая удаленность ЦА от основных международных конфликтов тем не менее не делает регион более безопасным. Сохраняется напряженность в Африке; завершение многолетнего карабахского конфликта не снимает вопроса о необходимости азербайджано-армянского и армяно-турецкого мирного урегулирования; специальная военная операция России на Украине входит в решающую фазу, и вновь разразившийся палестино-израильский конфликт грозит перейти в региональный кризис. Нетрудно понять, что все это звенья одной цепи — тектонических преобразований мирового порядка, которые неизбежно затронут все страны планеты.
А это значит, что нестабильность может прийти и в Центральную Азию — регион тесных союзнических отношений и сосредоточения стратегических интересов России и КНР. Тем самым он может стать одним из районов, где борьба за новый мировой порядок будет проявляться наиболее ярко.

Внешние и внутренние вызовы ОДКБ

Стратегические неудачи США и Запада на Украине, по всей видимости, вновь заставляют обращаться к помощи “старых друзей” из числа последователей международного интернационального джихада. Стало известно, что при содействии британских и американских спецслужб идут активизация и укрепление группировок “Аль-Каиды” и “Исламского государства” (обе запрещены в РФ) на территории Афганистана у южных границ СНГ. Об этом заявил директор ФСБ России А. Бортников на заседании Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств — участников СНГ 11 октября в Баку. Весьма тревожны данные о том, что террористы могут быть использованы для попыток захвата власти в странах ЦА, граничащих с Афганистаном.
События января 2022 года в Казахстане, когда на территории страны в беспорядках принимали участие члены террористических и преступных группировок, показали возможности ОДКБ по стабилизации обстановки с учетом большого пространства распространения нестабильности в стране. С другой стороны, страны ОДКБ еще не сталкивались с угрозами внешнего характера, но регулярность совместных учений в рамках организации дает надежду на высокую степень слаженности войск стран — членов организации.
Как раз с 9 по 13 октября 2023 года на Иссык-Куле проходили учения ОДКБ с участием военнослужащих Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, а также оперативных групп Объединенного штаба и Секретариата ОДКБ. Естественно, что ОДКБ остается в обозримом будущем главной опорой стран-участниц в случае возникновения внутренних и внешних угроз.

О перспективах стабильности

Вполне вероятно, что интенсивность международных конфликтов в этом году пойдет на спад по мере роста утомляемости населения от постоянного напряжения, включая финансовую нагрузку на бюджет, энергетические и продовольственные проблемы, особенно в тех странах, правительства которых сейчас активно выступают за увеличение финансовых трат на военную помощь Израилю и Украине, за что подвергаются критике своих же граждан. Возвращение в “игру” джихадистского интернационала в Афганистане и ЦА также сопряжено с большими финансовыми тратами, так как террористическим группировкам самим себя прокормить бывает довольно трудно.
Представляется, что дестабилизировать евразийское пространство “широким фронтом” не получится, но периодическое прощупывание южных рубежей СНГ мелкими группами террористов все же исключать не стоит. И здесь крайне важно усиление сотрудничества с Афганистаном, который также заинтересован в стабильности своих границ с ЦА. При этом крайне маловероятно, что в странах, граничащих с Афганистаном, будет как-то задействовано внутреннее подполье. Во-первых, его практически нет, особенно если мы говорим о Туркменистане, а во-вторых, даже если оно и есть, то за последние годы значительно ослабело и его влияние сведено к нулю (Таджикистан и Узбекистан).
Тем не менее не исключено, что ЦА входит в период, когда к вопросам безопасности следует относиться с особым вниманием, говорим ли мы о международной либо о внутренней ситуации. Можно как угодно относиться к коллективному Западу, но недооценивать его возможности уж точно не следует.